Капитал Nemo

Как замминистра МВД построил офшорную империю для интернет-телевидения

Александр Махонов, заместитель министра внутренних дел

Офшоры:

Nortwest Management Inc (Британские Виргинские острова, БВО), New Media Platform Management Inc (БВО), Telesmart Invest Management Inc (БВО), Nemo Group Ltd (БВО), Blue Oceans Premier Management Ltd (БВО).

Как связан:

с мая 2012 года Александру Махонову принадлежало 50% в Nortwest Management. Эта компания играла роль «первой матрешки» в разветвленной офшорной сети, в которую были запрятаны остальные вышеперечисленные компании. 

Что здесь не так?

По закону «О противодействии коррупции» Александру Махонову запрещено заниматься предпринимательской деятельностью, а также владеть иностранными финансовыми инструментами, в том числе акциями. При этом необходимо оговориться: закон о запрете зарубежных активов вступил в силу в 2013 году, а Махонов стал акционером офшора за год до этого, но в базе данных MF есть косвенные подтверждения тому, что, уже будучи сотрудником МВД, Махонов, видимо, оставался совладельцем компании.

 

Александр Махонов пришел на работу в МВД в ноябре 2012 года на должность начальника департамента информационных технологий, связи и защиты информации. До этого он возглавлял государственную компанию «Электронная Москва», которая была создана правительством Москвы для развития IT-технологий и информационной инфраструктуры в столице. А в 2015 году Махонов был повышен президентом Путиным до заместителя министра внутренних дел. Махонова сегодня можно считать главным «инспектором» министерства по нравам и этике: он, например, возглавляет аттестационную комиссию МВД, а также комиссию по соблюдению требований к служебному поведению сотрудников центрального аппарата министерства.

И вот за несколько месяцев до прихода в МВД, в мае 2012 года, Махонов вместе со своим партнером Дмитрием Карякиным создали на Виргинских островах компанию Nortwest Management Inc, которая стала материнской структурой для запутанной и разветвленной офшорной сети. Распутав эту сеть, мы обнаружили интересный бизнес, развивающийся по всему миру: от Лондона — до Риги и Москвы.

Через длинную цепочку офшоров Александру Махонову принадлежала доля в лондонской фирме — Nemo Telecom; ею управляет его партнер Дмитрий Карякин. Nemo Telecom занимается разработкой проекта цифрового интернет-телевидения Nemo TV.

Настя Григорьева, специально для «Новой газеты»

Nemo TV начал развиваться в 2012 году, тогда же, когда Александр Махонов стал акционером офшорной компании Nortwest Management Inc, — материнской для этого проекта. Сервис Nemo TV на сегодняшний день доступен на платформах Smart TV, а также устройствах Android и iOS в 12 странах мира, а его аудитория превышает 800 тысяч человек.

Быстрому и успешному развитию проекта способствовала и масштабная совместная маркетинговая кампания вместе с одним из крупнейших производителей бытовой техники — Samsung, который предлагал свои телевизоры Smart с бесплатной трехмесячной подпиской на базовый пакет Nemo TV, включавший 100 каналов. (Всего же Nemo TV предлагает более 170 каналов, 5000 фильмов в видеотеке, а также архивы телепередач и премьеры мировых сериалов.) Помимо Samsung с недавнего времени  этим сервисом можно воспользоваться и в телевизорах LG Smart TV.

На сайте Nemo TV указано, что услуги пользователям оказываются латвийским филиалом лондонской компании Nemo Telecom, а прием платежей от подписчиков осуществляется при содействии агента — российской фирмы «Диджитал коммерц». Бенефициар этой компании (через одну российскую и четыре офшорные структуры) — все та же Nortwest Management с Виргинских островов, в которой, судя по документам, с 2012 года 50% контролировал нынешний замминистра МВД Александр Махонов.

И латвийский филиал Nemo Telecom, и российская «Диджитал коммерц» также являются агентами в подписке и приеме платежей от зрителей популярного интернет-кинотеатра Amediateka. В интервью РБК+ один из основателей Nemo TV Матвей Отрошенко говорил, что Amediateka встроена в платформу Nemo TV, и это позволяет предоставлять пользователям их сервиса эксклюзивные для России голливудские сериалы и фильмы.

Популярный онлайн-кинотеатр «Амедиатека» / скриншот главной страницы

К сервису Nemo TV можно также подключиться через специальную ТВ-приставку Nemo Box HD, с помощью которой клиенты могут получать эксклюзивный контент на любом телевизоре. Дистрибуцией этих устройств в России занимается компания «Н Трейдинг». Ее конечный собственник — все та же компания Махонова Nortwest Management.

Первые инвестиции в проект Nemo TV оценивались его разработчиками в 20 млн долларов. Часть сделок по привлечению средств на развитие сервиса можно отследить и в базе MF. Например, в 2013 году компания New Media Platform Management из той же «офшорной сети» получила заем  7 млн евро от другой фирмы с Виргинских островов — Corkhill Investments Ltd. «Новой газете» не удалось уточнить, какой инвестор скрывался за этим офшором. По признанию того же Отрошенко, в прошлом году их компания планировала начать второй раунд инвестиций, чтобы привлечь еще около 30 млн долларов в проект.

Документ, судя по всему, создан 13 августа 2013 года, и в нем Александр Махонов все еще указан как владелец 50% акций офшорной компании. В то время Махонов уже служил в МВД

С мая 2012 года, то есть с момента регистрации Nortwest Management, нам не удалось найти в базе MF документы о смене собственников этой фирмы. Косвенно это позволяет предположить, что Александр Махонов до сих пор может оставаться одним из совладельцев Nemo TV. (Обычно если собственники компаний-клиентов MF менялись, то эти сведения отражались в базе.) На это указывает и другой косвенный признак. В документах есть скриншот из базы регистрационного агента, который сделал один из сотрудников компании. На этом скриншоте — выписка из реестра директоров и акционеров компании Nortwest Management. Документ, судя по всему, создан 13 августа 2013 года, и в нем Александр Махонов все еще указан как владелец 50% акций офшорной компании. В то время Махонов уже служил в МВД.

Однако в министерстве «Новой газете» пояснили, что на момент принятия Махонова на государственную службу, он «не имел отношения к хозяйственной деятельности офшорных организаций». В его декларациях также нет зарубежных офшорных компаний. «Нарушений порядка предоставления деклараций» со стороны Махонова «компетентными органами не установлено», сообщили нам в министерстве.